Олег Фёдоров (yugeneonil) wrote,
Олег Фёдоров
yugeneonil

Нет объяснения у чуда...


Вообще, самое моё любимое занятие, кроме живописания и рисования (когда, конечно, “идёт”, когда нет – врагу не пожелаешь…) – это перелистывание альбомов и рассматривание репродукций.
Именно альбомов, именно на бумаге, а не с экрана монитора, от которого итак – в глазах постоянный песок, а иногда и малоприятное жжение. Так вот, удовольствие, которое я получаю от этого занятия (на протяжении долгого времени я не так часто мог себе его позволить) сравниться может лишь с прогулкой по лесу, созерцания текучести воды на берегу какого-нибудь озера, городских окраинных пейзажей, тела женщины… Вообще, созерцание – это великий дар, который Бог дал людям, о чём в суматохе повседневной жизни, они чаще всего забывают… Не забывают Поэты и Художники, в силу своих профессиональных привязанностей и обязательств… А иногда, и просто в силу привычки. Зачастую, совершенно бескорыстно...
Андрей Тарковский любил этим заниматься. Листать альбомы. Где-то я читал об этом. Но если бы и не прочёл, не трудно было бы догадаться. Практически, во всех его фильмах, книга – занимает особое место. Достаточно вспомнить “Солярис” с летающим альбомом Брейгеля и страницами выпадающими из него, или “Зеркало”…
Лукас Кранах - Курфюст Иоган Постоянный и его сын Иоган-Фридрих Великодушный. 1509 г
Лукас Кранах Старший (1472-1553)
Курфюрст Иоганн Постоянный и его сын Иоганн-Фридрих Великодушный 1509
Дерево, масло, 41,3 х 31 и 42 х 31,2

Вчера вечером я перелистывал музейный альбом-каталог «Шедевры национальной галереи в Лондоне». Скорее всего, мне привёз его Брат. Помимо моих любимых «Подсолнухов» Ван Гога, Леонардовской «Мадонны в скалах», автопортрета Сезанна, Веласкесовской «Венеры» и малоизвестной (по крайней мере, мне) работы Вермеера Дельфского, я наткнулся на абсолютно изумительный (изумительный потому, что у меня, например, он вызывает изумление, то есть в прямом смысле, а не для красного словца...) двойной портрет Кранаха, в котором искусство живописания, практически, необъяснимо, то есть, сродни чуду… Комментировать не буду, хотя всё – и колорит (перевёртыш зелёного и чёрного на обоих портретах и композиция каждого из них, и психологический и возрастной контраст поддаются описанию, размышлению, анализу). Но чудо – оно и есть чудо, о чём когда-то удивительно легко и точно написал Геннадий Шпаликов:

Бывают крылья у художников,
Портных и железнодорожников.
Но лишь художники открыли,
Как прорастают эти крылья.

А прорастают они так,
Из ничего, из ниоткуда,
Нет объяснения у чуда,
И я на это не мастак.

Объяснения настоящему, подлинному искусству, действительно, нет…
Да оно и не нужно. Смотрите, наслаждайтесь, сопереживайте, созерцайте, восхищайтесь…
Этого – достаточно.

Лукас Кранах - Курфюст Иоган Постоянный и его сын Иоган-Фридрих Великодушный. 1509 год (отец)
Лукас Кранах Старший (1472-1553)
(Отец) Курфюрст Иоганн Постоянный 1509
Дерево, масло, 41,3 х 31

Далее идёт текст, который я отсканировал из альбома. Для нуждающихся в дополнительной информации...

Саксонские курфюрсты, т.е. князья, имевшие право избирать императора Священной Римской империи, оказывали покровительство Лютеру, а их придворный живописец Кранах стал главным художником Реформации, запечатлев облик ее важнейших деятелей. Но в этом двойном портрете курфюрстов он, похоже, просто воспользовался случаем написать один из первых в европейском искусстве и самых привлекательных портретов ребенка. Отход от традиции парных изображений мужа и жены произошел здесь, очевидно, потому, что мать мальчика умерла сразу после его рождения в 1503 г. Портрет отца основан на каком-то рисунке, сделанном прежде; образ же мальчика отличается такой непосредственностью, что речь, конечно, идет о пор-трете с натуры - быть может, по случаю первого участия 6-летнего Иоганна-Фридриха в официальных церемониях. Его лицо повернуто к зрителю. Из-под шляпы со страу-совыми перьями он бросает искоса застенчивый и в то же время гордый взгляд. Его голову художник поместил выше, чем голову отца, а костюм мальчика занимает такую большую часть картины, что нетрудно понять: сам он был еще очень маленький. Это ребенок, который, взобравшись на что-то высокое, позволяет взрослым его рассматривать.

Лукас Кранах - Курфюст Иоган Постоянный и его сын Иоган-Фридрих Великодушный. 1509 год (сын)
Лукас Кранах Старший (1472-1553)
...и его сын Иоганн-Фридрих Великодушный 1509
Дерево, масло, 42 х 31,2

Лукас Кранах Старший в Национальной галерее

Новыми темами, которые Кранах Старший впервые ввел в моду при дворе, были мифо-логические сюжеты и изображения обнаженного тела. Примерами этого являются в Национальной галерее Конец Серебряного века (?) (1527-1530) и Купидон, жалующийся Венере (вероятно, начало 30-х годов XVI в.). Аллегорическая фигура Милосердия (1537-1550) тоже обнажена.
•  Страусовые перья на шляпе Иоганна-Фридриха изображены смелыми трехмерными завитками, а в некоторых местах Кранах рукояткой кисти процарапал линии в еще сырой краске. Такая исполненная силы манера как бы подчеркивает живую, подвижную натуру мальчика. От этих рельефных участков красочной поверхности заметно отличается гладкое и деликатно проработанное изображение лица и рук.
•  В декоративных прорезях, там, где видна красная подкладка зеленого костюма мальчика, Кранах провел резкие трехмерные "борозды". Обычно человек позировал сначала лишь для беглого наброска его лица, а его одежду, надетую на манекен, художник мог затем не спеша писать с натуры"

Текст из альбома «Шедевры Национальной галереи в Лондоне». 2006
Автор – Эрика Лангмьюир
Перевод – Владимира Ронина
(с) National Gallery Company Limited 2006
Tags: Вневременное, Картина выходного дня..., Рассказы о художниках, Текущее...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments