Олег Фёдоров (yugeneonil) wrote,
Олег Фёдоров
yugeneonil

Своё-чужое

      Александр Володин "ОДНОМЕСТНЫЙ ТРАМВАЙ"
                                                            
Александр Володин

Есть люди – маяки. Люди – светильники. Люди – керосиновые лампы… Есть люди – карманные фонарики, люди – прожектора, люди – свечи… Что объединяет всех этих людей – понятно. Они – светят. Светят, а некоторые ещё и греют… Очень сильно. Одним из таких удивительных людей был Александр Володин. Многие знают его как удачливого (?) советского драматурга - «Пять вечеров», «Старшая сестра», «Фабричная девчонка». Долгое время его пьесы не ставили, а потом наоборот, «разрешили» повсюду. «С любимыми не расставайтесь», «Две стрелы», «Назначение», «Осенний марафон»… Большая часть из них - была экранизирована. На мой взгляд, лучший фильм Никиты Михалкова – именно «Пять вечеров». А одна из лучших ролей Татьяны Дорониной в «Старшей сестре». Но дело даже не в этом. Володин принадлежал к редкому разряду людей, всегда говорящих правду, даже тогда, когда это делать неудобно…В первую очередь, в творчестве, конечно. И сам он был неудобным, неловким человеком, прошедшим всю войну, постоянно оправдывающимся за сам факт своего существования. Фрагмент повести Александра Володина «ОДНОМЕСТНЫЙ ТРАМВАЙ» (записки несерьёзного человека) открывает раздел «Своё-чужое» в моем журнале, в котором я буду размещать (естественно со ссылками на первоисточник) любимые произведения, стихи и тексты (а иногда и репродукции живописных, графических и фоторабот) других авторов. Близких мне по духу и по крови, независимо от того какой они национальности… 
         "На фронте была далеко идущая мечта: если бы мне разрешили — потом, потом, когда кончится война, пускай не ж и т ь, к чему такая крайность, но просто оказаться т а м, просто увидеть, что будет потом, потом, когда—совсем, совсем!.. 
        И мне разрешили. Не просто смотреть, но купаться, кататься, обижаться и не обижаться, опускаться и не опускаться, напиваться и не напиваться и еще тысячу всего только на эту рифму и еще сто тысяч на другие. Стыдно быть несчастливым.
        А женщины, самые, казалось бы, несовершенные, иногда говорят такие слова. И так смешно шутят, и так проницательно думают о нас, чтобы нам было лучше, чтобы нам было сладко с последней из всех, как с первой из всех. И то, и дело это им удается. То тут, то там, то так, то сяк. А если не удается, они страдают молча. А если говорят—иногда говорят такие слова... Стыдно быть несчастливым.
        А есть коровы. Только и знают, что жуют свою жвачку. Ничего не делают своими руками. Не смогли бы даже, если бы захотели. Пустяковый подарочек теленку и то не в силах, не говоря уж о работе ума! Что-нибудь сочинить, на пользу таким же коровам, как они, и заволноваться этим и вскричать: «Черт побери!» Ничего этого для них не существует. Стыдно быть несчастливым!
        Да что там, есть улитки, им за всю свою жизнь суждено увидеть
метр земли максимум! 
        Просто видеть. Просто смотреть, что происходит теперь, теперь, когда совсем, совсем кончилась война. Нет, если бы мне разрешили одно только это, я и тогда сказал бы: стыдно быть несчастливым.
        И каждый раз, когда я несчастлив, а я, то и дело несчастлив, - я твержу себе это: стыдно, стыдно..."
Александр Володин ОДНОМЕСТНЫЙ ТРАМВАЙ (записки несерьёзного человека)
Москва. Издательство «Правда» 1990 (Библиотека «Огонёк» № 11) 


Tags: Своё - чужое...
Subscribe
  • 8 comments
  • 8 comments

Comments for this post were locked by the author