Олег Фёдоров (yugeneonil) wrote,
Олег Фёдоров
yugeneonil

Виктор Цой – Уже поздно, все спят…


Коллаж - 1    
В коллаже использована работа Олега Власова "Под фонарём" (бумага, чернильная ручка) 1985,
а также обложка пластинки группы "Кино" и моя фотография конца 80-х...

28 прожил, 22 как нет…

Когда умер Цой я плакал. Не потому, что был таким уж поклонником группы “Кино” (я спокойно относился и к Шевчуку, и к Цою, и к Гребенщикову, выделяя на тот период времени для себя, как наиболее близкого – Майка Науменко, наверно…) Спокойно, доброжелательно, с восхищением иногда, но осознавая, что эти люди (Кинчева ещё забыл), хотели они этого, или нет - стали выразителями целого поколения и Эпохи. Эпохи разлома…Это они говорили от том, что “надо держаться корней” и о том, что мы «люди – живущие под высоким давленьем», и о том, что каждому из нас «выпал счастливый билет», что вот с ним только делать не совсем понятно.... О том, что нам «нужен воздух» и о том, что «я здесь чужой, и там – чужой». О том, что «мы вместе!», и о том, что «никто не знает в каком…». Грубо говоря, эти ребята взяли на себя функцию громкоговорителей и громоотводов (я уже об этом писал в статье об Олеге Власове). Сами возложили её на себя /эту функцию/ (никто их не уполномачивал. Никакие творческие и политические союзы). Потому, что это были настоящие Поэты – не только рефлексирующие, но и берущие ответственность на себя… Менестрели, ваганты, рокеры – называйте как хотите – свободные люди, рождённые в несвободной Стране. Вот ведь, какой парадокс…


Так вот, когда я узнал, что Цой разбился (речь тогда шла не о «жигулях», а о мотоцикле) я заплакал… Пришёл домой, сел на пол в кабинете и расплакался как мальчишка. Потому что всё было плохо. Очень плохо. В соседней комнате лежала Мама (диагноз её уже был известен, хотя надежда на выздоровление ещё оставалась). Мы только что вернулись из Екатеринбурга в котором её смотрели на томографе (в Тюмени никаких томографов тогда ещё не имелось), который ничего не обнаружил… Череда смертей шла нескончаемая… Как среди людей знакомых и молодых, так и далёких и публичных… Безденежье. Бесконечные очереди… Мыло по талонам. Бутыль с брагой стоящая в маленькой комнате с натянутой резиновой перчаткой на горловину… И – жара…

А тут ещё Цой… Поэтому.

Потому что вместе с его уходам завершилась эпоха. Эпоха героического романтизма. Эпоха перемен, которую мы так долго ждали, которая ничего хорошего, кроме песен и стихов – не принесла… Короткая вспышка просветления перед очередным погружением во мрак и хаос…

И всё-таки… У него есть одна удивительная песня. Называется она «Дерево». Это самая пронзительная и беззащитная песня Цоя, ассоциирующаяся у меня с лучшими танка Такубоку.

Я знаю, мое дерево не проживет и недели.
Я знаю, мое дерево в этом городе обречено.
Но я все свое время провожу рядом с ним:
Мне все другие дела надоели,
Мне кажется, что это мой дом,
Мне кажется, что это мой друг.


Я посадил дерево.
Я посадил дерево.
Я посадил дерево.
Я посадил дерево….

Я знаю, мое дерево завтра может сломать школьник.
Я знаю, мое дерево скоро оставит меня.
Но пока оно есть, я всегда рядом с ним:
Мне с ним радостно, мне с ним больно.
Мне кажется - это мой мир.
Мне кажется - это мой сын.


Я посадил дерево…

Странно, что после этого он спел: «ты должен быть сильным, иначе зачем тебе быть?» Он стал сильным, а потом заснул за рулём от усталости…
Потому что Время устало от собственного ощущения силы, от этого бешенного способа существования внутри и снаружи, от самого себя…

Эпоха 80-х закончилась. Романтиков сменили прагматики, героев – функционеры, поэтов – циники…

«Мы в четырнадцать лет знаем всё, что нам нужно знать…» Действительно. Так и было… «Драки с цепями в руках», «дождь для нас», деревья стучащиеся в окно и «ночь», которую все мы видели… А мой друг Власов по своему пел эту песню: «Пили всю ночь, гуляли всю ночь до утра!». И это было…
У Пабло Неруды есть книга автобиографических рассказов, которую он назвал когда-то: «Признаюсь, я жил!».
«Признаюсь, мы были молодыми…», могу я сказать вслед за Нерудой, слегка изменив внешнюю конструкцию фразы, но сохранив её содержание и смысл.
Мы жили в «эпоху перемен», в неспокойное и небезопасное время, и сами были небезопасны и неспокойны…

Уже поздно, все спят, и тебе поpа спать,
Завтpа в восемь утpа начнется игpа.
Завтpа солнце встанет в восемь утpа,
Кpепкий утpенний чай,
Кpепкий утpенний лед -
два из пpавил игpы ,
А наpушишь - пpопал,
Завтpа утром ты будеш жалеть,
Что не спал.

Hо сейчас деpевья стучат
ветвями в стекла,
Ты можешь лечь и уснуть,
И убитьэту ночь.
Деpевья, как звеpи,
Цаpапают темные стекла,
Пока еще не поздно лечь
И уснуть в эту ночь.

Hи звонков, ни шагов, ни звона ключей,
Еле слышно часы у кpовати стучат,
В этом доме все давно уже спят.
Только капля за каплей из кpана вода,
Только капля за каплей из времени дни,
ты пойдешь pубить лес,
А увидишь лишь пни.

Hо сейчас деpевья стучат
ветвями в стекла…

/»Игра» альбом «Ночь» 1986 г./




Это моя любимая песня Виктора Цоя и группы «Кино». Он сочинил и спел много хороших песен. Спасибо ему за это… А к неслучившемуся 50-летнему юбилею этот текст особого отношения не имеет. Давно хотел о нём написать. Просто совпало так…


Tags: О себе, Своё - чужое..., Текущее...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments