Олег Фёдоров (yugeneonil) wrote,
Олег Фёдоров
yugeneonil

Лолотт, Лилит, Лило…


Лолотт, Лилит, Лило… У Вольфганга Борхерта в рассказе “Вороны вечером летят домой” молодой и бездомный, оглушённый войной и голодом Тим влюблён в девушку по имени Лило. И он отдал ей свой великолепный, красный шарф и теперь у него “отчаянно мёрзнет шея”…
Возможно эта девушка, выглядела так, а может быть совсем по другому. Не это важно... У каждого времени свои лица,  свои девушки, свои бездомности, свои имена… Но почему-то вспомнился именно Борхерт, и это имя - Лило, хотя речь здесь пойдёт о монпарнасской натурщице Лолотт и Модильяни...

Амедео Модильяни - Девушка с ожерельем - 1917 год
Амедео Модильяни Женщина с ожерельем. 1917. (х.м.) 91,5х60,8
Художественный институт в Чикаго


Модильяни я полюбил совсем ещё в юном возрасте. Когда-то была прочитана книга В.Я. Виленкина с одноимённым названием, которая до сих пор стоит на моей «избранной» книжной полке. Запомнились тогда же и эти строчки из стихотворения Ильи Эренбурга:

Ты сидел на низенькой лестнице,
Модильяни.
Крики твои — буревестника,
Улыбки — обезьяньи.
А масляный свет приспущенной лампы,
А жарких волос синева!..

Илья Эренбург - "Модильяни"
Апрель 1915

Часть моих ранних рисунков, например, «галерея учеником и учителей», были сделаны под впечатлением от графики Модильяни. Его несчастливая судьба, а также трагический конец Жанны Эбютерн, конечно же, потрясли моё подростковое сознание, так же как и книжка Нины Александровной Дмитриевой о Ван Гоге…

Но сейчас речь не об этом… На третьем курсе, кстати говоря, у меня был конфликт с зав.отделением художественно-оформительского училища, в котором я учился – он нелицеприятно отозвался на одной из лекций по «Истории Искусств» об обоих… Гогену, насколько я помню, тоже досталось. Я написал сочинение про «постельное искусствоведение», оно было зачитано им вслух на одном из следующих занятий, а спустя какое-то время я бросил учёбу, ушёл «в люди». Причин было много, в том числе и эта, для кого-то «непонятная и глупая" история…

Так вот, впервые я увидел Модильяни «живьём» в 1987 году в Москве, на выставке, которая называлась «От Делакруа до Матисса» (Шедевры французской живописи из собраний музея Метрополитен в Нью-Йорке и Художественного института в Чикаго) и проходила в ГМИИ им. Пушкина.

В России, как известно, кроме нескольких рисунков подаренных Амедео Анне Ахматовой (а именно, её портретов) подлинного Модильяни нет.

Кроме «Мадам Помпидур», на выставке демонстрировалась ещё только одна его работа – «Женщина с ожерельем». Честно говоря, такого магического действия на меня не оказывал раньше ни один портрет… Я стоял минут двадцать около него, потом обошёл экспозицию выставки ещё раз, и вновь вернулся "к ней"... И простоял, наверное, столько же…

Это был опыт совершенно живого общения с человеком, изображённым на картине…

У Модильяни много прекрасных женских портретов – и Жанны, и Маргерит, и Эльвиры и других его знаменитых «натурщиц», но портрет Лолотт, особенный… На мой, взгляд. В нём есть какая-то удивительная гармония и в то же время печаль – лёгкая…, а если вглядеться – глубокая, покой и беспокойство одновременно. В нем всё двигается, как на лице живого, а не застывшего на холсте человека...

Вторая «встреча» с картинами Модильяни у меня состоялась прошлой осенью, в последний день моего пребывания  в Москве, опять же в ГМИИ им. Пушкина на открытии Выставки "Художники парижской школы". Там был и Сутин, и Кислинг, и Модильяни и Шагал, но об этом как-нибудь в другой раз…

А Лолотт, знаменитая монпарнасская натурщица, вскоре после того, как был написан этот портрет – исчезла… А может быть наоборот?  Осталась в этом холсте навсегда…?



Tags: Картина выходного дня..., О себе, Рассказы о художниках, Своё - чужое...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments