Олег Фёдоров (yugeneonil) wrote,
Олег Фёдоров
yugeneonil

Categories:

Зажжённую свечу в руках держу...


Анджей БАРТЫНСКИЙ
 (переводы с польского Юрия Фёдорова, моего отца...)

В день терактов в московском метро у меня был Эфир. Естественно, посвятил я его погибшим… Читал в тот вечер, в основном, стихи Тадеуша Ружевича. - одного из любимых моих польских поэтов, наряду с Галчинским и Тувимом, Броневским и Сливоником. Почему Ружевича? Потому что стихи его, человека прошедшего через войну, через бойню совпадали по тональности и отсутствию рифмы, а значит и поэтической избыточности, красивости, с ужасом случившегося… И вот, новая трагедия… Теперь уже для польского народа. Но не только…Поэтому - Бартынский…

АРЛЕКИН

Черный арлекин не может говорить
Рыжеволосый рыдает в углу
В доме сорока пяти дегенератов
Стоит на коленях арлекин

В какое время
Добрый пилот - злой человек метнул бомбу
и испачкал кровью эпилог
Многих коломбин

Белые вороны не белые
Кровь имеет цвет
Белые флаги не белые
Ты глупая Лола

Нет у меня дома из майолики
Черный арлекин потерял голову

Говоришь коралловые бусы
Коралловые бусы говоришь
Ну конечно это
Коралловые бусы

(Цикл "Арлекин")


ДИАЛОГ

Стоит сплошной малиновый звон
Льет дождь
О Нина сколько лет
Непрестанно стук стук
В дождь и мглу
А он?
Не пойму чего он хочет
Зеленый листья - говорят - дождя
Старая тетка - говорит - солнца
А не связать ли концы с концами
Какое страшное зло
Он ведь говорил прежде что несмотря ни на что
Люди даже без рук
Должны плыть
Должны плыть
На черную сушу



ЧЕРНО-БЕЛАЯ ФОТОГРАФИЯ


Чёрно-белая фотография хранит былые звуки
целый букет голосов прекраснейших женщин
Слышен запах их блестящих волос
И тепло излучают фотогеничные глаза
Умиротворенные предвоенные

А мы поэты умирающих городов
живем ритмом строительства птицами своих гнёзд
которые все уже в сплошном весеннем пуху

Черно-белая фотография глуха
как стена в которой замурованы прекрасные женщины
заслоняющая нас от изнуряющего грохота души

А мы поэты умирающих городов
что тот птичий весенний пух



ЧТО ИЗ ВОДЫ ВЫШЛО


Что из воды вышло
берегами шло
что на деревьях обитало
образовало братство озорников
Что в доме поселилось
составило союз сестер
Повеяло смертью
из лосиных заповедников
Солнце - яйцо
Крик - встать
и с мертвых
Поднялись одна за другой
коноплянка
Эвридика
маргаритка
Огромный самолет вроде павлина
вибрирует мотыльком поэтическое воображение
Видимо смерть предчувствует?
О, стыдитесь
братья глинородные
сестры стыдитесь
потому что грязное белье
в ивовом коробе
давно уже расцвело
прекрасными белыми розами



ЛЮБОВЬ К ДОЖДЮ


Завтра дождь опять
своими раскормленными птицами
будет падать на мостовую
потихоньку
полегоньку
потихоньку
дождь
это сырая манная каша
дитя смерти
все имеет
свое чудесное предзнаменование
где-то там
глубоко
далеко
везде
под кожей
развелись черви
нетопыри голодные
а у голубых дам
масляные глаза
и сахарные губы
с плеч свисают узкие простынки
чтобы при случае завернувшись
можно превратиться в теплую бухту
Лодка поцелуев
Кто гребет на ней так плавно
Завтра дождь опять
станет играть своими птицами
мягкими и темными
на окарине
Лодка поцелуев
Вдребезги разобьется
потихоньку
полегоньку
потихоньку
дождь
это детская манная каша
и промозглая смерть

когда умру
положите меня
в гроб - лодку поцелуев



ЛОДКА В ОКЕАНЕ


Бескрайняя даль
Поднимающаяся может быть
аж до самого неба
В тишине жестяной
лежит океан
Кипяток неподвижный
Солнце в профиль похоже на гиену
Понатащил кто-то радиаторов
"Иси Париж. Все в дьявольских руках"
Пение - кто поет?
Прислушиваемся - поет Лорд Джим
Слушаем слушаем
Вода отдает голосом первой жены
Вода? Вода и коктейль
Пальмы танцуют бостон
Горячечный какой-то спектакль
Шлюпка как партмоне
В которой человек
вроде копейки
Обгоревшие обуглившиеся губы
Будто перец пылает загоревшее лицо
Так и хочется крикнуть
Водой хотя бы окропись
водой


ЦИПРИАНУ НОРВИДУ *


Маэстро Циприан - смеркается
Доносятся рождественские звоны

Ночная мгла поглотила тебя маэстро
оттого и мадонна твоя грустна

Держу в руках зажженную свечу
Тревожная ночь грядет

Висит в окне золотая клетка с попугаем
Пронизанная лунным светом
Тонкими его лучами

Держу в руках зажженную свечу
Ибо ночь грядет



* Норвид, Циприан Камиль (1821-1883) - польский писатель, художник, скульптор. При жизни опубликована лишь незначительная часть его произведений, многие из них бесследно исчезли, а имя его оказалось забытым. Однако в 20-е г. его творчество стало оказывать огромное влияние на польскую поэзию  
 
(перевод с польского - Юрия Фёдорова, 1960-е -1987)

Tags: Своё - чужое...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments