August 7th, 2006

Венеция

Воспоминания, воспоминания...

Несколько дней уже крутится в голове одна и та же фраза: «Эй, чувак, не пей из унитаза! Ты умрёшь, ведь там одна зараза…». Впервые услышал я её от Виктора Славкина, по телевизору, ещё в конце 80-х, который комментировал спектакль по своей же пьесе «Взрослая дочь молодого человека» (если я не ошибаюсь), и рассказывал про эпоху советских Стиляг, короткую, но яркую. Двустрочие это было толи частью какой-то песни, то ли своеобразным девизом или слоганом молодых отщепенцев. Мне ещё тогда жутко понравилась как форма, так и содержание, и какой-то особый задор этого поэтического послания - дружеского совета и предупреждения. А вот сейчас крутится в голове и всё тут. К чему бы это? Может к переменам в личной жизни?

Вспоминается и другое… Вовка Маслов, мой незабвенный друг, один из самых отпетых хулиганов нашей школы (почему, кстати говоря, уже не помню. Я его никогда не видел шмонающим кого-нибудь и т.д.) как-то напел мне интерпретацию известной песни на стихи Геннадия Шпаликова, что выяснил я для себя гораздо позже:

На меня надвигается
По стене таракан.
Ну и пусть надвигается,
У меня есть наган.
Нажимаю на кнопочку -
Таракана уж нет.
Можно выпить и стопочку,
Можно выпить и две…

Вовка разбился на мотоцикле в 9 классе. Он сидел сзади с полной сеткой бормотухи (дешёвого красного вина), а парень, который вёл мотоцикл и не справился с управлением, (они врезались в фонарный столб прямо напротив школы) остался жив. Хоронили Вовку всем районом, летом, во время школьных каникул. Мне позвонили в пионерский лагерь, в котором я уже тогда работал (вёл кружок изостудии) и сказали об этом. Я долго сидел у озера и курил папиросы «Север», маленькие такие… Одну за другой. А на следующий день вернулся в город. И это была первая смерть в моей жизни и первые похороны.

А ещё была песня:

«Встань, встань, встань зараза!
Ты спустил четыре раза.
Встань, встань, встань с меня!
Встань с меня – устала я»

Почему-то приписывали её Высоцкому, хотя понятно было, что он вряд ли бы такое написал. Услышал я её в школьном туалете от одного из «завсегдатаев» этого заведения, а туалет наш школьный был местом культовым, как сейчас говорят, и заходили туда не только для того, чтобы отлить, а в большей степени покурить и поделится новостями. Хорошие мальчики старались обходить это место стороной. Но таких у нас практически и не было. В основном народ был весёлый и отчаянный. Процентов 20 от мужского населения школы, я думаю, уходили в процессе обучения на малолетку или же в тюрьму, и воспринималось это как нормальное естественное продолжение школьно-дворовой жизни, в более ограниченных, правда, в смысле передвижения и суровых условиях. Так вот… На мой взгляд «Встань, встань, встань зараза» является шедевром любовной песенной лирики, по причине того, что в четырёх строчках автор (возможно, безымянный) умудрился изложить историю, пусть и незамысловатую, простой физической любви может быть мужчины и женщины, может быть подростка и девчонки (в данном случае гиперактивного подростка, в сексуальном отношении и шалавистой, дворовой девчонки, чья невинность была загублена значительно раньше, иначе она и двух раз бы не выдержала). Интересно другое. Слушатель песни (или читатель текста) погружается в атмосферу любовного акта в самый пиковый его момент. И почти становится участником (в смысле наблюдателем) разворачивающегося действа. Но при этом, его сразу же вводят в курс дела по поводу того, что было раньше. То есть в преамбулу. А раньше уже было «четыре раза». И сразу же понимаешь, что взаимоотношения этой пары длятся слишком долго, пошёл перебор и девушка просто устала, а парень хочет доказать ей, что он ещё «ого-го!», а ей этого не нужно, вот она и говорит ему просто, без всяких придыханий и даже не шёпотом: «Встань, встань, встань зараза!" ну и т.д. Грубо, лаконично, зримо и в тоже время как-то ненавязчиво… Вот, тот уровень поэтического мастерства, к которому стремились многие писатели и поэты ХХ века. Но не многим удалось его достигнуть...
На этом сегодня закругляюсь, дорогие друзья… До встречи!