Олег Фёдоров (yugeneonil) wrote,
Олег Фёдоров
yugeneonil

Categories:

Про Новый год...



Ещё один… Лампочки гирлянды, бегающие по елочке. Традиционный «Оливье», шампанское, коньяк… Телевизор смотреть было невозможно. С каждым новым годом качество этих развлекательных ночных программ вызывает всё большее отвращение и ужас… Непрекращающийся грохот петард за окном и крики обезумевших горожан (горожане и петарды в данном случае сливаются в одно целое)… Почему-то включил фильм Абдрашитова на DVD «Остановился поезд». Просто чтобы во что-то смотреть (блистательный актёрский дуэт, кстати сказать, Олега Борисова и Анатолия Солоницына). «Иронию судьбы…» в очередной раз пересмотрел накануне, более того, делал об этом фильме 40 минутный сюжет в рубрике «АЗБУКА КИНО» в своём ночном радиоэфире, поэтому в новогоднюю ночь… понятно…

И стал я вспоминать разные «Новые годы», и с трудом вспомнил два или три, все остальные оказались на одно лицо, то есть никаких особо выдающихся деталей и впечатлений от них не осталось... И только один врезался в мою память навсегда, может потому, что действительно был уж слишком не похож на остальные…

В ноябре меня призвали в Армию. Это был 1984 год. В ночь с 12 на 13 от тюменского вокзала отправился поезд с такими же новобранцами как я в сторону Восточной Сибири, а именно города Красноярска… Оттуда ещё 60 или 70 километров до ракетной дивизии, располагавшейся в глухой тайге. Разношёрстная полупохмельная толпа в спортзале (там один из прапорщиков выкрикивал размеры сапог, а «совпадавшие» с размером должны были поднять руку для пересчёта, - почему-то он остановился на 44 –ом, и я вынужден был поднять руку отдельно от всех и в полной тишине выкрикнуть: «Сорок шестой»!, - что вызвало всеобщий смех и  веселье… Дорога в баню, а по пути к ней шагающие навстречу нам колонны солдат, из недр которых вылетала одна и та же фраза: «Духи вешайтесь!»… Сама баня с холодной, льющейся из душевых жестянок водой и классической тётей Клавой, которая каких только х…. в своей жизни не перевидала и т.д. Кто там побывал, всё это прекрасно знает… Но… Сейчас речь не об этом… На третий день, уже из учебки, прямо с курса молодого бойца, я залетел в медсанбат с сильнейшим бронхитом (последствия ночёвки в Новосибирске на бетонном вокзальном полу, в ожидании второго поезда. Там я узнал основной расклад армейской жизни от своего соседа по палате (он был молодым сержантом с 6-ой площадки, на солдатском жаргоне «черпаком», и не только от него, но и от здоровенного старшины отделения Пикулева, который был уже дедом и имел ко мне достаточно серьёзные претензии, как сказали бы сейчас «по умолчанию»), но опять же рассказ не об этом… В часть я вернулся, имея за плечами определённый «опыт» борьбы за выживание, курс молодого бойца закончился, мы приняли присягу и меня так же как и большинство ребят, с которыми я призвался оставили на пол года в сержантской учебке, из которой я всё таки умудрился выйти рядовым…

И вот наступил конец декабря… За плечами у нас - наряды по батарее, в том числе и «в не очереди», ночные бдения у тумбочки, беготня по колено в снегу по тайге с пулемётом или автоматом на перевес (я был пулемётчиком) и в противогазе с запотевшими стёклами, теоретические занятия в тёплых классах, в которых хотелось только спать, скудные завтраки, обеды и ужины в дивизионной столовой (ели в основном хлеб – /утром с маслом/ и пили чай с кусковым сахаром … К баланде невозможно было притронуться, а на второе изо дня в день давали «бигус» - тушёную квашенную капусту, которую называли «обоссаной». По полковым преданиям солдат, которых загоняли в огромный бетонный колодец для топтания капусты оставляли без лестницы и они были вынуждены справлять нужду там же… Возможно легенда эта была частью местного дивизионного фольклора, но, так или иначе «бигус» почти никто не ел, иногда вылавливали оттуда кусочки жирного мяса, но случалось это крайне редко, и сравнимо было лишь с крупным выигрышем в «Спортлото»…

Единственная возможность чем-то наполнить свой желудок были посылки из дома и солдатская чайная, в простонародье - «Чифан» … В первом случае львиную долю забирал прапорщик, опять же «по умолчанию», остальное – десятки рук ждущих тебя за дверью солдат. Для второго случая надо было иметь деньги, а были они далеко не у всех, далеко не всегда и далеко не у каждого… В общем судьба предновогодних посылок складывалась примерно одинаково, - если на дне ящика оставалась пачка печенья и банка сгущёнки – это было очень хорошо, но съедал ты это, конечно же, не один, а уже с приближённым кругом боевых товарищей… Посылки выдавали 30-го, а деньги на праздничный стол начали собирать где-то за неделю до Нового года. Конечно я уже не помню по сколько, но думаю рубля по три сдавали, не меньше… Солдатская зарплата была тогда 7 или 7 с половиной… Когда мы сели за длинный П – образный, составленный из учебных парт стол, перед каждым стоял стакан холодной воды (накипятить чая на такую ораву в казарме оказалось невозможно), две, три печенюшки (вроде «Юбилейного» и пара карамелек… По телевизору показывали «Голубой огонёк». Отчётливо помню Пугачиху с песней «Эй вы там наверху! Не топочите как слоны…». «Куски» (в простонародье – сержанты), вместе с комсомольским прапором стали разыгрывать какие-то немудрёные призы (кусок мыла, флакон одеколона, пачка сигарет), проводить какие-то викторины, а в довершении всего торжественно раздали письма из дома, в качестве самого главного новогоднего подарка… Застолье, сами понимаете, было недолгим… Куранты пробили 12… Потом нас вывели покурить и пар от наших «Прим» и папирос уходил в морозное тёмное синее небо. Я задрал голову и увидел звезду, потом ещё и ещё одну, и тогда уже (почувствовал) понял, что да – Новый год наступил, и какая-то необъяснимая радость охватила меня… Потому, что действительно «необходимо, чтобы каждый вечер над крышами загоралась хоть одна звезда», пусть даже и над крышей нашей четырёхэтажной казармы… Я процитировал «про себя» своё любимое стихотворение Маяковского, из дверей вывалили ребята из других батарей и мы начали брататься и поздравлять друг друга…

А минут через 20 мы уже лежали в своих койках состоящих из двух железных боковин и панцирной сетки и ждали Нового года «по Тюмени». Из каптёрки доносилась музыка и крики сержантов, по всей видимости, радостно пожиравших то, что должны были накануне съесть мы и запивавших всё это вином и водкой, рядом на соседней кровати лежал и плакал паренёк, который в качестве «новогоднего подарка» получил известие о смерти своего отца, кто-то уже засыпал (у нас были и томичи и узбеки, которые Новый год «по Тюмени» явно встречать не собирались…), кто-то дожёвывал припрятанный с ужина хлеб… Минут за десять до 2 часов ночи по Красноярску ко мне подошёл Витька Фёдоров, мой однофамилец, невысокого роста, шустрый, быстроглазый парень из Винзилей (посёлка, естественно, а не знаменитой психушки)… «Пошли», - сказал он. - «Куда?» - «В туалет. У меня кое-что есть…» Вставать без разрешения сержантов строго воспрещалось, но нам было уже всё равно, и мы пошли… В сортире было открыто окно, а значит свежо, и не пахло хлоркой. Витька достал из-за пазухи флакон одеколона, который опрометчивый прапор выдал ему в качестве приза за удачно выигранную викторину и пару лимонных карамелек. Оба мы были в сапогах на босу ногу и белом нательном белье… Он протянул мне флакон. Стрелки на моих ручных часах достигли нужной отметки. Я отхлебнул, практически половину, и закусил карамелькой… Витька сделал то же самое, скривился, крякнул и заулыбался... Глаза у него были весёлые и серо-голубые… В животе потеплело. В голову удалил спирт и эфирные масла. Для полного счастья оставалось только закурить, что мы и сделали… А потом мы тихо пробрались обратно и легли на свои законные места. Вокруг - ночная казарма с её всхлипами, запахами и шорохами, за окнами – снег и зима, в голове – воспоминания и мысли плавно, тягуче переходящие в сон, а может даже в сны… кто знает? Может быть, в ту ночь мне что-то и приснилось.… А вообще, помню, что первые полгода службы снов я не видел или же совсем их не запоминал…

2.01-19.02.2009
Tags: Армейские рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments