Венеция

* * *

СУРИКОВ

А мальчик всё бежит за этими санями.
А нищий всё сидит на розовом снегу.
Всё также крестит он двумя перстами
Боярыню Морозову свою.
А кто-то заливается от смеха,
Ну а кому-то вовсе не смешно.
Монашенка в толпе, в скуфье, подбитой мехом,
Вздохнула, будто только, тяжело…
Старуха машет розвальням прощально
И пожилая женщина в платке
Лицо прикрыла скорбно…
Ждать пощады
Бессмысленно…
На вскинутой руке
Боярыни блестит железный обруч.
С него свисает цепь, что тянется к другой…
И вот таким её бунтарский образ
Останется в толпе,
Останется со мной.


И день морозный будет также таять,
А снег – скрипеть
И пар валить из уст…
Смеяться и скорбеть,
Рыдать, нестись и падать
Всё так же, в след за нею, будет Русь.

26-31.03.2018


(Из цикла "Разговор с зеркалами, или рассказы о художниках")



Зал Сурикова в Третьяковской гарелее. Февраль 2018

Венеция

Зимняя вишня...


Collapse )


ВОЗМОЖНО

– Возможно, прощайте. *
Возможно, она,
Возможно, хотела сказать:
– Дорогие,
Я вас так люблю.
Я хотела б до ста
Прожить эту жизнь,
Только планы другие
У тех, кто вершит
Нашей общей судьбой,
Возможно, на небе,
Возможно за дверью.
Она заперта.
Дым стеной и огонь.
Возможно, что скоро
я стану лишь тенью…


Игрушки и свечи,
Купюры, слова...
– Возможно, до встречи.
Возможно, возможно…
Возможна разруха,
Возможна война.
Возможно, что дверь
Отворилась сама
И ангелы жизни
И ангелы смерти
За ручку их всех
Отвели к алтарю
И каждому дали
по райской конфете…

Возможно, кому-то сейчас
Всё равно.
Возможно, проснёмся...
Возможно, в ответе...

28.03.2018

* «Возможно, прощайте», – написала Мария Мороз в своей последней СМС из «Зимней вишни».


Венеция

* * *


БУРЛАКИ

Всё тащат и тащат его бурлаки
Тот призрачный и не подвижный корабль
Вдоль метафизической этой реки.
Безвольно опущены руки, ремни
Жгут кожу…
– Черны наши лица, дики
И взгляд упирается в даль.


Collapse )



Илья РЕПИН - Бурлаки на Волге. 1870-1873



Венеция

* * *


НА ГОРУ ВНИЗ

История ничему не научила нас
И уже не научит.
С каждым новым её витком
Спираль событий сжимается всё сильнее и круче.
Если она распрямится – будет ли от этого лучше?
Кто-то видит и днём на небе луну,
Кто-то и в безоблачный день – тучи.
Если всё время ползти по колено в грязи,
В конце концов, обязательно скатишься кубарем вниз с этой кручи.
Те, кто нам обещали новую жизнь
Имели в виду, наверное – райские кущи.
Лучше всех в стране восходящей чучхе
себя будут чувствовать чухчи.


Collapse )
Венеция

* * *


Эдуард МАНЕ - 08 - Бар в Фоли-Бержер, 1881-1882 год.jpg
                                 «Известность, которую Мане завоевал своей Олимпией, и мужество, которое он проявил,
                                                       можно сравнить только с известностью и мужеством Гарибальди».
                                                                                              Эдгар Дега



ОЛИМПИЯ

Она – Олимпия,
И смотрит на тебя.
В ней нет стыда.
Смущения – ни тени.
И так естественно она обнажена
Вне всяких правил,
И канонов времени…
Что кажется,
Сейчас произнесёт:
– Тебе я нравлюсь?
Что застыл у двери?
Ты думал, что я девка?
Идиот.
Царица я.
Несчастный –
На колени.

И понимаешь, вдруг, –
Как прост сюжет!
Нет, не она, –
Ты перед ней раздет…

9.10.2017

Collapse )
Венеция

* * *

БАР В ФОЛИ-БЕРЖЕР

Бар в Фоли-Бержер,
Бар в Фоли-Бержер.
На часах давно
За полночь уже.
Ты стоишь одна –
За спиною зал
Отражается
В глубине зеркал.

Нынче в кабаре
Нет свободных мест.
Нет свободных слуг,
Нет свободных дам.
Напрягая слух,
Слышишь ты сквозь гул,
Как звучит оркестр,
Словно ты не здесь…

Collapse )


Эдуард МАНЕ - Бар в Фоли-Бержер, 1881-1882 (Институт искусства Курто, Лондон)

Венеция

* * *



КЛОД МОНЕ

Кувшинки, кувшинки, Камилла, мосты.
Казалось бы драмы совсем никакой.
Лишь блики от солнца, стога в Живерни,
Художник с густой и седой бородой.
Руанский собор – утром, вечером, днём,
И скалы в Бель Иль, и под снегом земля.
Казалось бы, что уж таково-то в нём?
Закаты, туманы, поля, тополя.

Вокзал Сен-Лазар, – пар над крышей застыл.
Заросший травой и кувшинками пруд.
Сюжеты знакомы, мотивы просты.
Казалось бы, что уж таково-то тут?

Collapse )

Венеция

* * *

ПИРОСМАНИ

О, Пиросмани Нико –
Снится тебе Маргарита,
Та, что теперь укрыта
Тьмой с елисейских полей.
Сердце твоё разбито.
Порвана эта нитка.
О, Пиросмани Нико,
Ты сам не свой и ничей.

Кротки глаза оленя,
Ярко горят поленья,
Снова в духане – петь им,
Пить в этот жаркий день.
Рты у мужчин открыты.
Где твоя Маргарита?
Хоть бы одну открытку…
Думать об этом лень.

Collapse )


Нико ПИРОСМАНИ - Лекарь на осле. Картон, масло, 89x100 (ГМИ Грузии, Тбилиси)
Венеция

Немецкий цикл

В августе 2017 года я вместе с группой тюменских художников съездил в Германию (Нижняя Саксония), по приглашению «Kunstkreis Rhauderfehn e.V.» с выставкой "Любовь к искусству", или "Мосты объединяют". Поэтический отчёт об этой поездке - ниже. Также, много было сделано рисунков и набросков за эти две недели. Часть из них, при желании, можно посмотреть в этом альбоме.

В РАУДЕРФЕНЕ

В Раудерфене
Не ботают по фене.
Здесь живут почтальоны,
Судовые механики и фермеры.
Симпатичные и доброжелательные люди,
Далёкие от прибоя мирового арт-рынка –
Вильке, Эрвин, Андреа, Йорк, Хармут, Элли, Улла, Карл и Герлинда
Вдоль каналов пришвартованы кораблики с палубами
Выкрашенными краской цвета брюквы.
Их соединяют небольшие мостики, –
Мост по-немецки это – брюкке. *
Напротив ратуши стоит высокая старинная кирха.
По вечерам здесь, чаще всего, достаточно тихо.
Где-то неподалёку бушуют волны Северного моря
Такое ощущение, что люди, живущие здесь – не знают горя.
Всё очень упорядочено, ухожено и вычищено –
Не встретишь валяющегося на земле окурка.
И уж тем более какого-нибудь человека
Со взглядом или внешностью урки.

Collapse )
Венеция

***

ГОЙЯ

Ничего не слышать,
Ничего не слышать,
Ничего не слышать.
Ни молитв, ни музыки,
Ни этого жалобного пения
Не хочу.
Где-то птица вскрикнула,
Где-то ветка хрустнула,
Где-то пуля свистнула.
Кто-то снова дочь свою
Отдаёт на поругание
Палачу.

Collapse )


Франциско ГОЙЯ - Автопортрет в очках (ок.1801), Собака. фрагмент росписи (1819-23)