Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Венеция

НЕКОТОРЫЕ МЫСЛИ ПО ПОВОДУ…


Друзья – что вот хочется сказать в эти дни…

Понимаю, что сказано уже очень много и специалистов по коронавирусу и экономической ситуации в целом примерно столько же, сколько аккаунтов в этой социальной сети. А также, психологов, предсказателей, аналитиков и утешителей.

И всё-таки…

Первое.

Надо понимать, что это не самое худшее из того, что могло произойти с нами. Или – не с нами. И вообще – с человечеством в целом, и в частности – на планете Земля.

Как в перспективе, так и в недавнем прошлом были и остаются возможными гораздо худшие сценарии развития событий.

Коронавирус – это не атомная война. И это уже очень и очень хорошо. И не Чернобыль и Фукусима. И не нашествие инопланетян. И даже, не чума…
Есть шанс выжить даже у тех, кто уже столкнулся с этой бедой.
При благоприятном стечении обстоятельств…
А у кого-то оно даже проходит в лёгкой форме.

В общем, вы и без меня всё это знаете…

Я о другом.

Collapse )



Эндрю УАЙЕТ "Космос". 2005

Венеция

Стихи - живьём


Бродский в своём на удивлении популярном сейчас в самых широких кругах (ему бы и в голову, конечно, не пришло полвека назад, что так когда-то будет…) стихотворении призывал не выходить из комнаты, я же - выйти из поля...

Стихотворение датировано 6 марта 2016 года, но актуальности своей, как мне кажется, до сих пор не потеряло. Возможно, что не потеряет и в будущем…

ВЫЙТИ ИЗ ПОЛЯ

Выйди из поля
Информационной вражды
Геомагнитного поля
Чьей-то завистливой
Ворожбы
Выйди из поля
Одиночества
Лжи
Несчастливой
Любви

Выйди из поля

Collapse )



P.S.

Запись была сделана в апреле прошлого года.
Венеция

РАЗГОВОР С ЗЕРКАЛАМИ, ИЛИ РАССКАЗЫ О ХУДОЖНИКАХ


В декабре переиздал "РАЗГОВОРЫ С ЗЕРКАЛАМИ".

Объём - 230 страниц. Тираж - 65 экземпляров. В книгу вошли 49 стихотворений и поэтических текстов. Издание второе - расширенное.

Книга уникальна не только по своему содержанию и наполнению, но и по факту своего существования, в принципе, так как никто подобных стихотворных циклов, посвящённых такому количеству художников никогда не делал.

27.12.2019
2zn3Ytx3Z-s.jpg

Аннотация:

РАЗГОВОР С ЗЕРКАЛАМИ – книга стихов о художниках и про художников – любимых мною, почитаемых мною, широко и не очень известных сейчас, а когда-то – гонимых и не признанных.
А также поэтических перекличек и диалогов с некоторыми
произведениями Мировой Живописи.
Все эти произведения, созданные в разные эпохи, и люди, продолжающие жить вне времени – часть меня.
Я отражаюсь в них, они во мне, поэтому я и назвал эту книгу «Разговор с зеркалами».
Collapse )


Лекционная группа в КОНТАКТЕ

Страничка на моём САЙТЕ
Венеция

* * *



ОБЪЕЗЖАЯ ПЛЕВКИ, МУРАШЕЙ И ОСЕННИЕ ЛИСТЬЯ…

Объезжая плевки, мурашей и осенние листики,
я педали кручу, по пустынной дороге лечу.
Слушаю по радио «Грёзы любви» Ференца Листа
и Армстронговское «What a wonderful World». *
К плечу
правому сползает проводок от наушника
и снова гул ночного города,
или – почти тишина…
Чувствую запах от канализационной отдушины
и вижу, как по дну оврага бежит стая собак.


Collapse )
Венеция

БАБУШКА


«Олесик, Олесик», - звала она, когда понимала, что я вернулся домой после трёхчасового эфира. Возвращался я обычно в третьем часу ночи. Эфиры на «Радио La Femme» начинались в 11-ть и длились три часа. Бабушка всегда сидела около радиоприёмника, слушала, не ложилась…

Я раздевался, подходил к ней, садился на диван рядом. Она брала мою руку в свою и потихоньку начинала наглаживать: «Олесик, Олесик… Такое тепло от тебя идёт. Какой был прекрасный эфир, какие стихи, а эту песню кто исполнял, я не расслышала…»

Потом я укладывал её. Почти как ребёнка. И она – спокойная – засыпала.

Умирала она тоже на моих руках.
Семь лет назад. В это сентябрьское утро.

Бабушка была удивительным человеком. Радовалась каждому прожитому дню, каждой мелочи, конфетке, возможностью поговорить, за всё благодарила…

Она прожила девяносто восемь. Когда я привёз её из Заводоуспенки, где она жила с Маргаритой Наумовной во второй семье Отца, ей было девяносто шесть. На протяжении четырёх лет продолжалось наше общение, и можно даже сказать личное знакомство…

Collapse )



Людмила Барабанова "Счастье с горем пополам"
http://www.ofedorov.ru/otec/S-20-1.htm

Счастливый случай...
https://yugeneonil.livejournal.com/96048.html

Бабушка - 40 дней...
https://yugeneonil.livejournal.com/99870.html

Рассказ о старой женщине...
https://yugeneonil.livejournal.com/96287.html

Когда море горит бирюзой...
https://yugeneonil.livejournal.com/133727.html



Венеция

ЛУКОМОРЬЯ БОЛЬШЕ НЕТ…


Драконы, как известно – не перевелись
и убивать их, судя по всему, бессмысленно...
Мюнхаузены превратились в Феофилов.
Принцессы повзрослели,
и при мысли о том, что увидят Медведя вместо прекрасного юноши – уже не падают в обморок.
И стоит ли его вообще целовать?
Да и что может предложить этот самый Медведь?
Вечную любовь?
Не актуально…
Современным принцессам нужны дворцы и кареты, да побольше…

Бендеры утратили свою поэтическую и авантюрную составляющие и стульев не ищут. Да и зачем их искать, когда, действительно, под ногами всё валяется, надо только подобрать, или пробурить, просто нагнуться. Или прогнуться, что в принципе – уже не важно.

Остап Ибрагимович с годами превратился в Министра-администратора, самого реалистического и перспективного Захаровского героя (или антигероя), если про Драконов, конечно, не вспоминать…

Великаны и лилипуты разбрелись и разбежались по своим углам. Одних не видно – из-за огромного роста. Ведь чтобы увидеть – надо поднять голову вверх, а этого никто не делает уже. Всем нужны Домики с садом, поэтому ни вверх, ни под ноги смотреть нельзя – только вперёд… Лилипутов почти всех передавили в суматохе.

Формулу любви так и не нашли, зато Калиостро стал профессиональным экстрасенсом и выступает теперь на телевидении под разными псевдонимами и лицами…
Collapse )

Венеция

* * *



КОНДУКТОРШИ

Обычно они засыпают уже к концу рабочего дня.
Мимо проплывают вывески с названиями «Аптека» и «Шаурма».
Желтый свет фонарей просачивается сквозь окна.
Асфальт под покровом тумана и ночи – мокнет.

Но они не видят ничего этого, они устали смотреть.
Они устали считать. Я написал бы портрет
Каждой из этих уставших, почти засыпающих женщин
С терминалом в руке и барсеткой набитой мелочью…
Со склонённой в сторону города головой,
И закрытыми веками – за которыми вечный бой
За семью, за детей, за свободу и одиночество…
За отчётность, отчизну, за чьё-нибудь имя и отчество.
За возможность вздохнуть полной грудью
И за право на сон…

Вместе с ними автобусы двигаются в унисон.
Города и планеты,
Созвездья и Чёрные дыры…

Спит водитель почти
И дремлют давно пассажиры.

       
Collapse )
Венеция

* * *

ЗАВТРА МОЖЕТ НЕ БЫТЬ

Завтра может не быть –
Бьётся в стенки сосудов твоего подсознания
Одна и та же фраза
Словно в окно одуревшая птица.

Завтра может не быть.
Возможно, кто-то поменял плюс на минус,
Или перепутал в нашем общем электросчётчике фазу,
Или нам это всё просто снится?

Завтра может не быть
Ни Америки,
Ни Таганрога,
Ни Дамаска,
Ни Кремля, ни Аляски.
Завтра может не быть
Ни Антильских островов,
Ни от этого дома порога,
Ни на этом пустом автобусе
Ритуальной вечерней тряски.

Collapse )
Венеция

* * *

БАР В ФОЛИ-БЕРЖЕР

Бар в Фоли-Бержер,
Бар в Фоли-Бержер.
На часах давно
За полночь уже.
Ты стоишь одна –
За спиною зал
Отражается
В глубине зеркал.

Нынче в кабаре
Нет свободных мест.
Нет свободных слуг,
Нет свободных дам.
Напрягая слух,
Слышишь ты сквозь гул,
Как звучит оркестр,
Словно ты не здесь…

Collapse )


Эдуард МАНЕ - Бар в Фоли-Бержер, 1881-1882 (Институт искусства Курто, Лондон)